Ольга Устюжанинова -

личностный консультант,

тренер

Для чего весь этот маскарад? Чувства "истинные" и "ложные"

Способность маскировать одни чувства другими есть у каждого взрослого человека. Эта способность помогает адаптироваться во взаимоотношениях с окружающими. Я не говорю о злонамеренной лжи. Просто невозможно быть открытыми перед другими 24 часа в сутки, и не всегда, не со всеми это полезно или безопасно.

Под маскировкой я имею в виду как простое усиление выражения одной из тех эмоций, которые мы действительно испытываем по отношению к человеку и одновременно ретуширование остальных, так и замену одного чувства другим. Для замены много причин – чувство может казаться социально неприемлемым или у человека могут быть проблемы с тем, чтобы выносить какие-то определенные виды эмоций, и тогда она выступает как механизм защиты от вытесненных переживаний.


Например, если кто-то не позволяет себе испытывать зависть (допустим, от этого страдает его самооценка), он может заменить ее презрением. Презрение позволяет обесценить объект зависти и как бы убедить себя в том, что завидовать нечему. Но надо понимать, что и в основе зависти и в основе презрения лежит одна базовая эмоция - гнев. В глубине любого сложного социального чувства можно выделить какие-то базовые инстинктивные эмоции. Так что как бы мы свои чувства не маскировали, они от этого не исчезают.


Вообще, структура эмоциональных и когнитивных защит человека похожа на структуру луковицы – под каждым слоем эмоций и убеждений лежит другой, ранее появившийся. В терапии, постепенно проходя слой за слоем, можно добраться до причины эмоциональных затруднений и подойти к своим истинным чувствам, а через них и к настоящим потребностям. Ведь эмоции в норме сообщают нам о том, чего мы хотим или не хотим, что нам нужно, а что для нас вредно.


Некоторые виды психологических защит искажают для нас это понимание, и тогда может казаться, что потребности нет или она совсем другая... Если вернуться к людям с истероидной конституцией, о которых я упомянула в эссе «Вместилище души или Как проживать свои чувства», то у них есть замечательная способность «накручивать» эмоции – усиливать, делать ярче, выразительнее. И эта же способность может бессознательно использоваться ими для того, чтобы отвлекаться от переживания своих по-настоящему глубоких чувств. В таком случае за пестрыми театральными декорациями скрывается сложно выносимое ощущение внутренней пустоты, от которой так хочется сбежать. В числе истерических механизмов работы психики - копирование образа или манеры поведения другого человека, а также подверженность эмоциональному заражению, то есть склонность к слиянию с эмоциональным фоном большинства. Когда это происходит, сложно говорить об "истинных" чувствах.


Когда человеку необходимо выразить, вывести наружу часть недопережитых (в детстве) боли и гнева, им для этого используются или специально создаются подходящие ситуации, причем демонстрируемые в них эмоции не обязательно имеют негативную окраску.


В глубинной психологии есть понятие такой формы защиты от разрушительных чувств, как «реактивное образование». Это когда чувства превращаются в свою противоположность - например, энергия ненависти или страха преобразуется в энергию любви и обожания. Таким образом невыносимая или угрожающая жизни ситуация становится выносимой. И все хорошо… Правда, такая «реактивная» любовь порой немного «душит»: то причиняет добро, то наносит справедливость. Обнимает слишком крепко и кормит до паралича воли... Наверное, все слышали и о "стокгольмском синдроме" - иногда возникающей необъяснимой любви жертвы к своему мучителю. Этот механизм психического самосохранения называется "идентификация с агрессором".

Можно ли в принципе делить чувства на «истинные» и «ложные»? Все чувства, которые мы действительно испытываем, а не имитируем, в этом смысле настоящие. И все-таки они могут быть ложными в том смысле, что демонстрируются или проживаются рядом не с тем человеком, к которому они первоначально возникли. Например, когда обида на отца, идущая из прошлого, проецируется на мужчин в настоящем. Или варианты "смещенного" поведения, когда одна реакция - ложная, выдается одному человеку, а истинная - тому, кто стерпит. Классический случай: наорал начальник - досталось семье.


Конечно, ложные эмоции несут функцию защиты нашей психики от тех переживаний, с которыми мы еще не готовы встретиться «лицом к лицу». Всему свое время. Поэтому и процесс терапии - это процесс, а не волшебная таблетка, которая моментально доставляет лекарство в центр боли. И поэтому доступ к самому болезненному переживанию затруднен другими отвлекающими чувствами, которые его собой закрывают ("капсулируют"). Но эти защиты забирают часть нашей жизненной энергии, нашей свободы и осознанности и ограничивают способность к переживанию душевной близости с дорогими нам людьми. Истинные чувства наоборот, освобождают и делают нас сильнее. Под "истинными чувствами" я имею в виду чувства по-существу проблемы, когда они: а) осознанны; б) переживаются "по адресу"; с) их проживание дает ощущение прикосновения к чему-то важному в себе, рождает внутреннее узнавание, позволяет меняться и делать выбор.


Ольга Устюжанинова, 16.12.2015 г.

Нет комментариев Добавить комментарий